«В медицину привела судьба». История о Вячеславе Максимове

Личности

В России чуть менее двух тысяч нейрохирургов. В Удмуртии их всего 35, а в соседнем Татарстане – 140.

Одним из таких специалистов и профессионалов своего дела в нашей республике был Вячеслав Максимов. Он долгие годы работал главным нейрохирургом Минздрава Удмуртии и заведующим профильного отделения 1 Республиканской клинической больницы. 

Вязание узлов закрытыми глазами

Вячеслав Максимов не воспитывался в семье-династии медработников. В медицину его привела судьба. Главная причина, почему он поступил в мединститут, – нелюбовь к физике и отсутствие интересной альтернативы.

«Друзья меня звали в механический институт. Но я подумал, что там я буду изучать черчение и физику. А мне это так не нравилось, что я решил пойти учиться на врача» – вспоминал Вячеслав Максимов

Втянулся в учебный процесс Вячеслав Максимов не сразу – ко второму курсу. Любимыми его предметами были топографическая анатомия и оперативная хирургия. А еще он понял, что хочет чего-то большего, чем лечить ангину.

Вскоре Вячеслав Максимов осознал, что хочет стать хирургом. Попасть в интернатуру по данному направлению считалось в то время невероятной удачей – конкурс достигал 10 человек на место с потока. Но молодой студент проявил упорство, и, поставив цель, видел только ее. Он освоил вязание хирургических узлов вслепую.

«Возьмешь у мамы катушку с нитками, перекинешь на спинку стула и перебираешь часами, вяжешь узлы. Смотришь футбол и вяжешь. Слушаешь лекции и вяжешь. Я хотел так отточить технику, чтобы с закрытыми глазами вязать. А то поступит пациент, и мне будет стыдно, что я не умею вязать узлы!» – делился секретом успеха Вячеслав Максимов

Вместе с другом Вячеслав Максимов сутками бесплатно дежурили в городской больнице №2 Ижевска: мыли полы, возили на каталке больных. На третьем курсе Максимова допустили в операционную. Теперь он мог наблюдать аппендэктомию, удаление паховой грыжи и другие несложные операции. Новый опыт был подобен открытию целого мира: казалось волшебством суметь понять по симптоматике, что привело больного на операционный стол. Увидеть что-то, кроме очевидного ножевого ранения.

Изучение человеческого организма напоминало картографию – чем больше проходило времени, тем больше знаков и симптомов распознавал Вячеслав Максимов. Опыт давал веру в себя, а излечение больных – веру в чудо.

«Поступил на носилках почти без сознания и через 7-10 дней выходит на своих ногах – это ли не чудо. Вот это и есть профессия врача!» говорил Вячеслав Максимов

На пятом курсе, трудолюбивого и любознательного студента Вячеслава Максимова, хотя он и не имел на это права, допустили к самостоятельным операциям по удалению аппендикса.

Вячеслав Максимов на своем рабочем месте

Нейрохирургия на ощупь

Вячеслав Максимов окончил мединститут в 1984 году, а уже через год работал нейрохирургом. Это был второй судьбоносный поворот, редкая удача – сразу после интернатуры получить должность врача. Но именно в тот момент в горбольнице №7 Ижевска, бывшей медсанчасти завода Буммаш, появилась ставка нейрохирурга.

«Я понятия не имел, что такое нейрохирургия. Это было что-то космическое. Сложно было не то что понять – даже представить, что это? Две недели обучения, и вот я уже оперирую с февраля 1985 года»вспоминал Вячеслав Максимов

В 1980-х годах в Удмуртии, как и по всей России, нейрохирургия только зарождалась. Микроскопами оборудовали только федеральные медучреждения в городах-миллионниках. Проводить диагностику приходилось вручную, прибегая к логике и знаниям.

«Мы, нейрохирурги, ходили с молоточком, как неврологи. Идем и ставим топический диагноз. Больной жалуется на головную боль, а мне нужно понять, где эта опухоль. Знаем, где топическое расположение в мозге, если болит рука или нога. Если отказал речевой аппарат, знаем, какая часть мозга поражена», - объяснял Вячеслав Максимов

В 1990–1992 годах Вячеслава Максимова направили в ординатуру по нейрохирургии в центральном институте нейрохирургии имени Бурденко в Москве. Там он получил все микрохирургические навыки, в том числе работу под микроскопом, чего в те годы в Удмуртии еще не было.

Подъем – в 4:30, рабочий день – с 7:00

По словам Вячеслава Максимова, если нейрохирург стремится к освоению своей профессии, влюблен в нее, то ему необходимо минимум 10 лет, чтобы стать высококлассным специалистом. 10 лет постоянной безотрывной практики.

«В первые годы работы я практически не бывал дома, потому что понимал: для того, чтобы научиться, нужно жить здесь, в нейрохирургии. Ты к 8:00 пришел, а в 15:00 ушел – чему ты научишься?» делился Вячеслав Максимов

Именно поэтому долгие годы карьеры у Вячеслава Максимова подъем был в 4:30 утра, а рабочий день начинался в 7:00. Начинающий врач работал по графику два через ночь. Воспитание сына на себя взяла теща, дав возможность супругам-медикам строить карьеру. Несмотря на высокую самоотдачу, финансово было очень тяжело: и зарплату задерживали, и с продуктами в 1990-е было плохо. Но в семье все равно верили, что когда-нибудь врачи будут достойно зарабатывать.

Этого пришлось ждать долго, работу нейрохирургов в России смогли оценить. Значительный рост заработной платы произошел только в 2012 году.

«Значительно увеличилась зарплата у нейрохирургов, прежде всего, за счет высокотехнологичных операций. Они оплачиваются и из бюджета, и из фонда обязательного медицинского страхования. Есть перечень наиболее сложных операций, которые оплачиваются весьма неплохо», - объяснял Вячеслав Максимов.

Новый виток развития нейрохирургии

В 2010 году в ходе модернизации здравоохранения приняли федеральную программу по борьбе с сосудистыми заболеваниями. В 53 субъектах России, в том числе и в Удмуртии, открылись региональные сосудистые центры. В Ижевске организовали неврологическое отделение на 60 коек, нейрохирургическое на 30 коек, приобрели агиографическую установку, магнитно-резонансный томограф, компьютерный томограф.

Вячеслав Максимов демонстрирует современное нейрохирургическое оборудование

В 2009 году Вячеслав Максимов получил статус главного нейрохирурга Удмуртии. В 2010 году он возглавил новое отделение в 1 РКБ

Именно с помощью нового интраоперационного оборудования удалось многократно увеличить показатели, согласно которым Удмуртия заняла четвертое место по хирургической активности в ПФО. А благодаря диагностике сегодня в регионе практически не бывает запущенных опухолей головного мозга. Хотя еще 20-30 лет назад нейрохирургия в основном была направлена только на экстренную помощь пациентам с травмой головного мозга и позвоночника.

«Нас обеспечили лучшим оборудованием. И теперь хочется ремодернизации. Чтобы обновленный микроскоп был и другое – наука же не стоит на месте» отмечал Вячеслав Максимов

Не всемогущий

Вячеслав Максимов считал, что нейрохирургу важно не только верить в будущее, но и знать, что окружающие верят в него самого.

Перед операцией Вячеслав Максимов всегда вызывал родственников пациентов. Бывало, что некоторые из них не понимали, что близким им человек может не проснуться после операции. Но несмотря на это люди верили в нейрохирурга.

Но случались ситуации, когда результат не зависел ни от опыта Вячеслава Максимова, ни от операционной аппаратуры.

«У меня был пациент, Валентин, совсем молодой. Раз в год, когда ему становилось плохо и начинались припадки, его привозила жена. В первый раз я ему спас жизнь, убрал злокачественную опухоль. Но жизнь в деревне тяжелая, без физической работы никак. И вот на следующий год она вновь привозит мужа», - рассказывал Вячеслав Максимов

Любому врачу тяжело видеть, когда результаты всех их усилий упираются в человеческое непонимание или в жизненные реалии. Вячеслав Максимов шесть раз оперировал молодого сельчанина, объяснял его родным и самому пациенту, что нельзя облегчение после удаления опухоли принимать за полное выздоровление.

«Он верил, что есть нейрохирург Максимов, который спасет его и он опять будет жить год. Для некоторых проснуться, увидеть вновь солнышко – уже счастье» – говорил Вячеслав Максимов

Человеческое доверие оказывает двоякое воздействие: оно стимулирует, но и вызывает огромную ответственность, которая потом выливается в моральное опустошение. Без любви к людям нельзя оперировать, но привязанность к ним может вызвать перегорание.

Любимая собака, море и горные спуски как облегчение

Несмотря на более чем 30-летний стаж работы и железные нервы, после некоторых особо сложных операций Вячеслав Максимов приходил домой, падал на диван и просто лежал. Его супруга тонко чувствовала мужа и давала ему возможность отдохнуть. А потом он пил чай и постепенно приходит в себя. На протяжении восьми лет обрести равновесие помогала любимая собака породы итальянский мастифф по кличке Орхидея Гранде Стелла, но в 2018 году ее не стало.

«У меня есть собака. Мне тяжело говорить о ней в прошедшем времени. Неаполитанский мастифф, девочка, я с ней утром гуляю и вечером. Я прихожу домой, знаете, как она меня обнимает. Я с ней гуляю. Вот я как расслабляюсь. Она перед сном подойдет, меня лизнет и ложится рядышком. А я глажу холку и читаю книжку» – рассказывал о любимице Вячеслав Максимов

Вячеслав Максимов с собакой Орхидеей Гранде Стеллой

Дважды в год Вячеслав Максимов брал отпуск. Лето он проводил на даче в Удмуртии, а осенью старался хотя бы на две недели съездить на море.

«Правда, я быстро устаю отдыхать и боюсь потерять навык или облениться. 10 дней без работы – и все, пора вновь в операционную», - недоумевал Вячеслав Максимов

Любил Вячеслав Максимов бывать и на горных спусках, с которых спускался на лыжах.

«У нас сейчас стало модно: нейрохирурги на лыжах. Предлагаю проводить симпозиум нейрохирургов в Нечкино. Считаю, замечательная идея пригласить нейрохирургов всей страны в Удмуртию. Главное – кому-то организовать это мероприятие», - пояснял Вячеслав Максимов.

Среди других увлечений Вячеслава Максимова было плавание и чтение. Любимыми его фильмами были «Джентльмены удачи», «Весна на Заречной улице» и «Знахарь». Также он коллекционировал перебинтованных и улыбающихся мягких забавных мишек с масками на лице. Некоторых из них нейрохирургу подарили коллеги и благодарные пациенты.

Вячеслав Максимов скончался на 59-м году жизни в марте 2019 года, когда находился на отдыхе в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ). Местные врачи не смогли спасти его жизнь.
За его плечами было 34 года стажа работы и около 2 тысяч операций. У него остались жена, сын и внучка

По материалу Дианы Чайниковой (ИА «Удмуртия»).

Другие истории автора

Добавьте свою историю о событии или человеке!

Добавить свою историю